Глава 3. Анализ сказочных мотивов

Глава 3. Анализ сказочных мотивов

В данной главе мы будем изучить обычные сказочные мотивы: малыши в темнице, неудача и противодействие, чудесные дары. Данные мотивы связаны с композиционным членением сказки, о котором мы гласили сначала нашего исследования. Потом перейдем к исследованию устойчивых мотивов, связанных с системой образов в притче. Мы поочередно разглядим последующие образы:Баба Яга, Кощей Бессмертный Глава 3. Анализ сказочных мотивов, герой, Царь-девица.

Перед тем, как перейти конкретно к анализу сказочных мотивов выявим,какие есть в литературоведении определения данного понятия[7].

Условно можно выявить последующие определения мотива:

1) мотив – элемент темы (понятой читателем как черта предмета изображения либо выражения);

2) мотив – элемент текста, другими словами авторское словесное обозначение отдельного действия Глава 3. Анализ сказочных мотивов либо ситуации;

3) мотив – элемент событийного ряда либо ряда ситуаций, другими словами заходит в состав фабулы (либо сюжета).

В рамках данного исследования под мотивом будем осознавать элемент сюжета.

Малыши в темнице

С первых же слов сказки – «В неком королевстве, в неком государстве» слушатель сходу окутан особенным настроением, настроением эпического спокойствия. Но Глава 3. Анализ сказочных мотивов это настроение обманчиво. Дальше в сказку вводят какую-нибудь семью, к примеру, три брата либо правитель с дочерью. Семья живойёт счастливо и тихо. Вдруг происходят мелкие, неприметные действия. Действия время от времени начинаются с того что кто-либо из старших отлучается из дому: «Дочка, дочка!.. мы пойдём на работу Глава 3. Анализ сказочных мотивов»[8].

Малыши либо супруга, время от времени беременная, остаются одни, без защиты. Этим создаётся почва для неудачи. Та же самая ситуация может создаться если уходят не старшие, а младшие. Они уходят в лес за ягодами, женщина уходит в поле, чтоб принести братьям завтрак.Старшие каким-то образом знают, что детям грозит опасность Глава 3. Анализ сказочных мотивов. Отец либо супруг, уезжая сам либо отпуская дитя, аккомпанирует эту отлучку запретами. Запрет естественно нарушается и этим вызывается какое-нибудь ужасное несчастье, к примеру, непослушливых малышей которые пошли к пруду околдовывает колдунья. Совместно с несчастьем возникает энтузиазм, действия начинают развиваться.

Пока нам важен один запрет: запрет выходить из дому Глава 3. Анализ сказочных мотивов. К примеру, «Этот мельник, когда пойдёт за охотой, и наказывает: «Ты, женщина никуда не ходи»».[9]Когда отец уговаривает дочь «даже на крыльцо не выходить», «не покидать высочайшего терема» и пр., то тут сквозит не обычное опасение, а некий более глубочайший ужас.Ужас этот так велик, что Глава 3. Анализ сказочных мотивов время от времени малышей даже запирают, запирают тоже не совершенно обычным образом. «Выкопали преглубокую яму, убрали её, разукрасили как будто палаты, навезли туда всяких припасов, чтоб было что и пить и есть; после посадили в ту яму собственных деток, и поверх посадили потолок, закидали землёй и заровняли гладко-нагладко».[10]Сказка Глава 3. Анализ сказочных мотивов тут с поразительной точностью сохранила память о мероприятиях, которые вправду в прошедшем применялись к королевским детям.

Д. Д.Фрэзерв «Золотой ветви» показал сложную систему табу, которая окружала царей либо верховных жрецов и их деток. Вождю либо царю приписывалась волшебная власть над природой и от его благополучия зависит благополучие народа Глава 3. Анализ сказочных мотивов, потому кропотливо охраняя царя, волшебным образом охраняли благополучие всего народа. Он приводит примеры: «Король Лоанго прикреплён к собственному дворцу, который ему запрещено покидать», «Царь – фетиш бенингов, почитаемый своими подданными как божество, не был должен покидать собственного дворца» и т.д.Если подобные монахи пробовали уйти, их побивали камнями. [11]

Неудача и Глава 3. Анализ сказочных мотивов противодействие

Какая-либо неудача – основная форма завязки. Из неудачи и противодействия создаётся сюжет. Формы этой неудачи очень многообразны. Прямо за посажением в столб либо темницу обычно следует похищение. Основной грабитель женщин – змей. Но змей выступает в притче дважды. Он возникает моментально, уносит даму и исчезает. Герой отчаливает за ним, встречает его Глава 3. Анализ сказочных мотивов, и меж ними происходит бой.

Другой вид сказочного начала не содержит неудачи.К примеру, притча начинается с того, что правитель заявляет общенародный клич, обещая руку собственной дочери тому, кто на летучем жеребце допрыгнет до её окна. Это – один из видов тяжелых задач. Данная задачка может быть Глава 3. Анализ сказочных мотивов объяснена исключительно в связи с исследованием магического ассистента (к примеру, магический клубок, указывающий правильную дорогу) и фигурой старенького царя, а ассистент обычно добывается в конце сказки. Таким макаром, середина сказки растолкует нам её начало.

Обычно к концу сказки неудача обращается во благо. Похищенная царевна благополучно ворачивается с женихом, изгнанная падчерица ворачивается с Глава 3. Анализ сказочных мотивов обеспеченными дарами и также нередко прямо за тем вступает в брак.

Чудесные дары

Давая в руки героя магическое средство, притча добивается верхушки. Отныне конец уже предвидится.

Чудесные предметы по собственному содержанию имеют различное происхождение. Главные группы: это – предметы животного происхождения, растительного происхождения, предметы, в базе которых лежат орудия, предметы разнообразного Глава 3. Анализ сказочных мотивов состава, которым присваиваются самостоятельные силы, и предметы, связанные с культом мёртвых.

Такая картина предметов со стороны их состава. Как историческая категория в целом они возводятся к этим же корням, к которым возводится ассистент, составляя только разновидность его. Весь ход сказки, то событие, что чудесные предметы подарены ягой Глава 3. Анализ сказочных мотивов (либо её эквивалентами), царями животных, найдены в лесу и т.д., уверяют в стройности и цельности сказки, в её исторической ценности и осмысленности. Яга и её дары представляют собой две стороны 1-го целого, и притча эту связь сохранила очень много.

Система образов

Образная система либо система образов - огромное количество художественных образов, находящихся Глава 3. Анализ сказочных мотивов в определенных отношениях и связях вместе и образующих целостное единство художественного произведения. Система образов играет самую важную роль в воплощении темы и идеи произведения.[12]

Баба Яга

Баба-Яга, лесная старуха-волшебница либо колдунья, — пользующийся популярностью умопомрачительный образ в восточнославянской сказочной традиции. В большинстве случаев она встречается в Глава 3. Анализ сказочных мотивов притчах, где главными персонажами являются мелкие детки либо Иван-царевич, разыскивающий либо добывающий свою жену и «заморские» диковины. В виде Бабы-Яги отпечатались многолетние культурные наслоения, и он как и раньше остается для исследователей одним из самых таинственных и вызывающих споры.

В различных местных традициях имя Бабы-Яги может Глава 3. Анализ сказочных мотивов иметь разные варианты и огласовки: в белорусских и украинских говорах — Баба-Юга и Баба-Язя, в российских — Баба-Ягабова, Ега-биха, Егибиниха, Яга-Ягинишна и подобные. Близкие Бабе-Яге персонажи с именами, однокоренными восточнославянским, встречаются также в притчах поляков (Jedsibaba), словаков (Jezibaba), чехов (Jezinka). В славянских языках само слово Глава 3. Анализ сказочных мотивов «яга» и его производные связаны с понятием угрозы, мучений и кошмара, злости. Часто в притчах Баба-Яга называется также колдуньей либо ведьмой, что связано с мифологической основой ее вида.

В народном сознании Баба-Яга представлялась злой столетней старухой. Не считая того, в притчах она изображается уродливой и отвратительной. Неприглядность Глава 3. Анализ сказочных мотивов Бабы-Яги связана, сначала, с ее необыкновенной ногой. Обычно, о старухе говорится: «Баба-Яга костяная нога». Фактически, указание на костяную ногу в текстах сказок выступает как неизменный эпитет Бабы-Яги, рифмующийся с ее именованием. Время от времени формульное описание Бабы-Яги имеет продолжение: «Баба-Яга костяная нога, рожа глиняная Глава 3. Анализ сказочных мотивов». В неких притчах нога Яги представляется не костяной, а древесной либо стальной.Из-за костеногости Баба-Яга в притчах никогда не прогуливается: она или летает, или лежит, другими словами, согласно мифологическим представлениям, проявляет себя не как живое существо, как покойник. Тотчас ее принадлежность к миру мертвых выслеживается в определении Глава 3. Анализ сказочных мотивов ее ноги как разложившейся: «Одна нога гна, другая назёмна».

Обыденное воображение поражают и другие черты наружности Бабы-Яги. Попадая к ней, герой в большинстве случаев лицезреет ее лежащей на полу, печи либо полатях, растянувшейся при всем этом из угла в угол. Не только лишь нога, да и остальные части тела Бабы Глава 3. Анализ сказочных мотивов-Яги изображаются в притчах необыкновенными: «А уней голова лежит в одном углу избы, а ноги в другом», «Лежит баба-яга, костяная нога из угла в угол, нос в потолок врос», «Баба-Яга из угла в угол перевертывается: одной губой пол стирает, а носом трубу затыкает». Нос Бабы-Яги время Глава 3. Анализ сказочных мотивов от времени представляется стальным либо таким длинноватым, что «на крюку висит».

Образ Бабы Яги слагается из ряда деталей. Эти детали, сложенные вкупе из различных сказок время от времени не соответствуют друг дружке, не совмещаются, не соединяются в единый образ. В главном мы можем выделить три формы Яги в притчах Глава 3. Анализ сказочных мотивов:

1) Яга – дарительница.

К ней герой приходит сам, от неё он получает жеребца, магический клубок и др.

2) Яга – похитительница.

Она похищает малышей и пробует их изжарить, после этого следует бегство и спасение.

3) Яга – воительница.

Она прилетает к героям в избушку.

Весь ход развития сказки, в особенности начало (отправка в Глава 3. Анализ сказочных мотивов страну мёртвых) указывает, что Яга имеет какую-то связь с королевством мёртвых.

Кощей Бессмертный

Кощей Бессмертный — один из более ярчайших сказочных персонажей, производящий неизменное воспоминание на слушателя, в особенности в детской аудитории. Сюжеты, в каких находится этот образ, всегда принуждают сопереживать главному герою — Ивану-царевичу, волноваться за его судьбу Глава 3. Анализ сказочных мотивов, потому что его противник силен, могуществен и, как кажется, неуязвим. Не считая того, с обыденной точки зрения образ Кощея в притчах воспринимается как совершенно точно отрицательный.

С позиции же носителя мифологического сознания это определение следовало бы поставить в кавычки. Фактически, образ Кощея Бессмертного — это один из вариантов вида противника Глава 3. Анализ сказочных мотивов героя, без которого не могло бы состояться испытание, переводящее героя в новый шаг его сказочного бытия. Образ Кощея, как и Бабы-Яги, имеет мифологическую базу, восходящую к глубочайшей древности.

Именование этого персонажа заслуживает внимания. Сказочники называли его «Кащей», «Кащ», «Каща». В украинских притчах имя Кощей имеет такие огласовки, как Глава 3. Анализ сказочных мотивов «Костей» либо «Костий», и в особенности созвучным оказывается со словом «кости», что, возможно, вместе с тривиальной связью этого персонажа с мыслью погибели, послужило основанием для поздних изображений этого персонажа, к примеру в экранизациях сказок, в виде худенького, схожего на скелет человека.

Более увлекательны и значимы эпитеты, сопровождающие имя персонажа, а Глава 3. Анализ сказочных мотивов часто воспринимающиеся как его неотъемлемая часть. Это определения «поганый», «бездушный», «бессмертный». Они все исходя из убеждений мифопоэтического сознания позволяют квалифицировать Кощея как существо, принадлежащее «иному» сказочному миру Определения «бездушный» и «бессмертный» именуют отличительные признаки Кощея, которые отражают мифологическую природу его вида и — более узко — его потустороннее происхождение.

На Глава 3. Анализ сказочных мотивов восприятие Кощея Бессмертного как представителя «иного» мира, мира погибели, указывают свойства его местонахождения. Королевство Кощея находится очень далековато: герою приходится отчаливать в «прикрай свету, в самый конец» его. Туда из всех путей ведет самый длиннющий, непростой и страшный: герой изнашивает стальные сапоги, металлический сюртук и металлическую шапку, съедает три Глава 3. Анализ сказочных мотивов стальных хлеба; ему приходится преодолевать бессчетные препятствия, обращаться к ассистентам за советом и выручкой, вступать в борьбу с опасным противником и даже гибнуть и воскресать.

Жилье Кощея Бессмертного изображается в притче как дворец, замок, большой дом, «фа-терка — золотые окна». Тут находятся несметные богатства — золото, серебро, скатный жемчуг, которые герой после Глава 3. Анализ сказочных мотивов победы над противником конфискует из его королевства. По воззрению исследователей, золотая расцветка предметов в мифопоэтическом сознании воспринимается как признак потустороннего мира. То же касается и вида стеклянных гор, где, согласно неким текстам сказок, размещен дворец Кощея Бессмертного.

Герой

В магической притче необыкновенными чертами, восходящими к мифологическим представлениям, наделяются не только Глава 3. Анализ сказочных мотивов лишь персонажи типа Бабы-Яги, Кощея Бессмертного, Змея Горыныча, да и главный герой повествования, имеющий будто бы только людскую природу. В российских притчах самым всераспространенным именованием головного героя является имя Иван. В классической культуре оно часто воспринимается как нарицательное. Большее значение исходя из убеждений архаических представлений имеют эпитеты и Глава 3. Анализ сказочных мотивов прозвища, сопровождающие имя героя и тотчас указывающие на его мифологическую природу.

В прозвищах героев отыскали отражение их соц положение (Иван-царевич, Иван — крестьянский отпрыск, Андрей Стрелец), наружные и внутренние свойства (Олешка — Коротенька Ножка, мальчик-с-пальчик, Ивашко-Медвежье Ушко, Иванушка-дурачок), происшествия рождения (Иван-Покати-Горох, Световик, Вечорка, Полуночка и Глава 3. Анализ сказочных мотивов Зорька).

В народной магической притче – два главных типа героя. Какой-то из них – эпический, его делают героем «благородное» происхождение, юношеские подвиги и краса (к примеру, Иван-царевич).Другой - «низкий», «не подающий надежд». Он занимает низкое соц положение, плохо одет, презираем окружающими, с виду ленив и простоват, но внезапно совершает Глава 3. Анализ сказочных мотивов геройские подвиги или получает поддержку магических сил и добивается сказочной цели. 2-ой тип героя - чисто демократический – в особенности характерен для магической сказки.

В международном фольклоре есть некоторое количество видов героя, «не подающего надежд». Для сказок североамериканских краснокожих, к примеру, характерен образ «грязного мальчика» - бедного сиротки гонимого Глава 3. Анализ сказочных мотивов единоплеменниками.

«Низким» героем является и «лысый паршивец» в притчах тюркских и татарских народов.

Возникновение этого «низкого» героя в притчах ряда народов Востока выражает их исторически сложившуюся культурную общность, на базе которой появилась близость фольклорных образов и мотивов.

Итак, мы установили, что образ «низкого» героя имеет социально-бытовую базу и дополнен Глава 3. Анализ сказочных мотивов чертами мифологического происхождения. Ряд особенностей этого вида, снаружи сближающих его с некими видами первобытных народов, шаманских сказани, христианских легенд, находит разъяснение в первобытных видах и верованиях. Зола и сажа, нехорошая одежка – средство ввести в заблуждение злых духов, которые могут не направить внимания на грязного и плохо одетого человека Глава 3. Анализ сказочных мотивов и оставят его в покое. В календарном и свадебном ритуалах у неких народов существовал обычай обсыпаться золой. Печь, у которой возится золушка и на которой лежит запечник, припоминает о связи очага с культом протцов. Совместно с тем посиживать за печью либо в золе числилось унижением.

Царь-девица

Царь-девица — один из самых ярчайших Глава 3. Анализ сказочных мотивов и непростых дамских сказочных персонажей. Образ Царь-девицы изображается в притче при помощи средств и частей различных жанров. С одной стороны, героиня выступает в повествовании как обычный сказочный персонаж; с другой — она наделена рядом черт эпической богатырши. Не считая того, в виде Царь-девицы есть признаки, дозволяющие отнести Глава 3. Анализ сказочных мотивов ее к созданиям мифологической природы и раскрывающие более архаичный пласт сюжета.

В именовании героини, обычно, находится слово «девица»: девица-поленица, Царь-Девка, девушка Марья Красота Долга Коса, девка Синеглазка. Устойчивое включение в имя понятия «девица» показывает на значимость данной свойства. Возрастной статус героини закономерно обусловливает отведение ей в притче роли Глава 3. Анализ сказочных мотивов возможной «невесты». Многие имена героини содержат в себе также понятие «богатырши»: девица-поленица, Усоньша-богатырша, Вифлеена-богатырша. Они указывают на богатырскую природу вида, что сближает героиню с былинными женскими персонажами. Имя Царь-девица свидетельствует об определенном статусе героини в сказочной «социальной» иерархии: она глава некоего королевства.

Внешний вид Глава 3. Анализ сказочных мотивов героини отражает самые различные по времени появления и происхождению представления о женском персонаже подобного типа. Некие свойства внешнего вида Царь-девицы содержатся в ее имени: эпитеты «красная» и «прекрасная», сопровождающие его и указывающие на красоту героини, являются быстрее специфичностью сказочного портрета.

Заключение

В данной работе мы придерживаемся точки зрения Глава 3. Анализ сказочных мотивов, что отдельные элементы сюжета, мотивы магической сказки, унаследованные от первобытного фольклора, всходят к родовому быту и связаны с первобытным миропониманием.

Проведя исследование, можно сделать последующие выводы:

1) мысль демократического равенства и вера в неограниченные способности человека из народа пронизывает сказку;

2) притча – самый демократический жанр фольклора;

3) герой магической сказки – социально обездоленный крестьянский Глава 3. Анализ сказочных мотивов отпрыск, бедняк, младший брат, сирота, пасынок и т.п.

4) перевоплощение «низких» черт в «высокие» либо обнаружение «высокого» в «низком» в конце сказки – типичная форма идеализации обездоленного.

На наш взор, поставленные до исследования цель и задачибыли достигнуты. Мы обосновали, что исторические истоки образной системы магической сказки взаимосвязаны с мифом и ритуалами Глава 3. Анализ сказочных мотивов, а образная система строится по определенным законам.


glava-3-chlenstvo-v-obshestvennoj-palate-o-yu-golodec-otvetstvennij-ispolnitel.html
glava-3-chto-neobhodimo-znat-dlya-togo-chtobi-razbiratsya-v-psihologii-sotrudnikov-po-otnosheniyu-k-sovmestnoj-rabote.html
glava-3-dannoe-uchebnoe-posobie-prednaznachaetsya-dlya-studentov-fakultetov-specialnoj-korrekcionnoj-pedagogiki.html