Глава 3. Испытание войной

Итак, сейчас 27.10.2001 г. Я опять в лазарете с 27 октября. Уже вписался и начинаю привыкать. Вот и решил дописывать свои военные мемуары. В час хороший!

...Эшелоны шли достаточно стремительно. Вот и Свердловск проехали с маленькой остановкой. Прощайте, студенческие годы!

Вот уже и Пермь. Вадим Ильич – лейтенант, командир 1-го огневого взвода Глава 3. Испытание войной – успел посетить мама. Она жила неподалеку от вокзала.

После Перми я дежурил по эшелону. Принимаю результаты вечерней проверки и ЧП. В моей же батарее нет бойца из 1-го огневого взвода – Чиркова. Он горьковчанин, был в заключении, непревзойденный карманник. Пошел с докладом к комиссару полка. Доложил. Он спросил, не дезертирство Глава 3. Испытание войной ли это. Я ответил, что этого он не был в состоянии сделать. Что-то другое, а что? Спустя часа два на одной остановке рядом с нами стал эшелон – тоже на запад. Вдруг я услышал, что кто-то из прибывшего эшелона спрашивал батарею 76 мм. Я выскочил из вагона. Передо мной ст. лейтенант. Он Глава 3. Испытание войной спрашивает, нет ли потерянного бойца. Я ответил ему, что есть, он отстал в Перми, фамилия его Чирков. Иду с ним, подошли к вагону. Я окрикнул и услышал глас Чиркова из-под нар. Итак, «дезертир» нашелся. А вышло до боли просто: в Перми составы наши стояли рядом. Чирков Глава 3. Испытание войной увидел уходящий состав и сел, а там его и задержали...

Вот и Киров. Было 1 мая, солнечный денек. Стояли недолго. Купил у старичка за 250 руб. небольшой чубучок из капа-решка с крышкой. Он очень понадобился на передовой, когда батарея вела огнь. Берег свои уши от звуков выстрелов.

Сел и писал письма Глава 3. Испытание войной домой и Вере. Успел до Котельнича дописать оба письма. В Котельниче стояли недолго, и я выслал письма. Это были последние мои письма до конца войны.

Мог ли я тогда мыслить, что практически вся оставшаяся послевоенная моя жизнь пройдет в Котельниче, что городок этот будет моей 2-ой малой родиной.

Скоро стало Глава 3. Испытание войной ясно: эшелон свернул на Горьковатый, а не на Ленинград. Что это значило? Мы же готовились на Ленинградское направление.

Все поближе к фронту. Нередко прогуливался в вагоны, где были расположены жеребцы (бабтарея наша была на конной тяге). Задумывался и задумывался о том, что нас ожидает впереди.

Осталась Глава 3. Испытание войной сзади Шахунья. Остановка на станции Семенов. Стоим и стоим. Простояли ночь. Ночкой слышали глухие разрывы и лицезрели зарево от прожекторов.

Днем состав тронулся, шел медлительно. Но вот и матушка Волга (вижу в первый раз). Ползем по мосту. В правом береге видна большущая воронка от бомбы. Позже наш эшелон толкали взад и Глава 3. Испытание войной вперед, и к вечеру мы тормознули на окраине поселка. Выгружаемся. Невдали сосновый бор. Вот туда и поставили лошадок. Строим шалаши. Командный состав расположили по домам в поселке Огромное Козино. Мы жили вчетвером, спали на полу. Владелец, уже пенсионер, работал на заводе. В батарее было к тому времени две маломощные радиостанции Глава 3. Испытание войной – РБС. Одна была развернута в бору на конебазе, а 2-ая – в доме, где мы жили. Скоро мы удостоверились в беспомощности радиостанции. В один прекрасный момент хозяйка мыла пол в комнате, пришлось передвинуть стол, на котором стояла РБС – связь порвалась. Длительно не могли сообразить, что все-таки случилось Глава 3. Испытание войной. Оказалось, все просто: в створ радиостанции попала круглая печь, обшитая стальным листом. Передвинули радиостанцию – связь восстановилась.

Еду готовили на походной кухне.

В Горьком пробыли около месяца, и за этот период времени пережили три налета германской авиации. Город отлично защищала зенитная артиллерия и аэростатное заграждение над центром городка. В один Глава 3. Испытание войной из налетов я высчитал 6 сбитых самолетов. В главном, бомбардировали фабрики и мост через Волгу. В один из налетов немцы скинули в пойме Волги (в сторону Балахны) уйму листовок. Весь полк чуть ли не денек собирал и сжигал их.

Как люд переносил налеты? Очень тихо, выдержанно – никакой паники. На улицах поселка Глава 3. Испытание войной были вырыты щели, на которых лежало легкое древесное укрытие, прикрытое гумусом. Итак вот, во время налетов осколки зенитных снарядов очень нередко барабанили в крыши (в поселке практически они все железные), а вот молодежь под гармошку в это время с частушками отплясывала, хотя это было достаточно рискованно.

Тревога. Следуем на Глава 3. Испытание войной станцию на погрузку. Прощай, Горьковатый! Едем поближе к фронту.

У меня была карта. Читаю заглавие станций и ищу их на карте. И вот узел стальных дорог – г. Владимир. Куда нас повернут? Стоим час, другой, 3-ий... 6-ой. Наконец тронулись. Мерцают рельсы, стрелки... Наконец выехали на магистраль. А куда Глава 3. Испытание войной едем? Все ясно – едем к югу. Коломна... Кашира... Запутался совершенно с скрещением линий. И вот город Скопин Рязанской области. Это километрах в 140 от Москвы. Молвят, что это 3-я линия обороны формируется. Да, в 1941 году немцы брали город Скопин, но во время декабрьского пришествия наших войск он был освобожден от Глава 3. Испытание войной германцев. На одной из улиц городка стояло германское тяжелое орудие и рядом лежали снаряды. Местные обитатели произнесли, что кавалеристы генерала Белова изрубили орудийный расчет.

Делаем маленький марш, и вот наше пристанище – роща Репица. Это практически круглой формы лиственный лес, в главном – дубовый. Вот там и расположились. Строим шалаши, палатки, маскируемся Глава 3. Испытание войной. Ночкой гудят в небе германские самолеты-разведчики. Постреливают в сторону рощи с земли ракетами. Роща охраняется дозорными и постами. В один прекрасный момент ночкой был обстрелян часовой. Дежурная рота прочесывала поле, но впустую. Тут мы получили личное орудие – пистолеты «ТТ» и по две обоймы патронов. Приказ был такой: «Не расстреливать Глава 3. Испытание войной патроны». Но это бред: я получил личное орудие и должен доверить ему свою жизнь, а я не знаю, как оно будет работать. Вечерком иду в овраг. На ветку вешаю носовой платок, отхожу на 20 шагов и делаю выстрелы: из 7 пуль попал только 2-мя. Это черт знает что! Успокоился Глава 3. Испытание войной и расстрелял вторую обойму. На этот раз было 5 попаданий из 7. Иду туда, где получил пистолет, сдаю стреляные гильзы и получаю новые две обоймы и серьезный выговор в придачу. Продолжаем учебу.

Еще в Новоназываевке я посылал на два месяца 1-го из бывших заключенных – он слесарь столичного завода «Серп и молот Глава 3. Испытание войной» седьмого разряда. Умница он был. Его фамилия Потапович. Он стал орудийным мастером. Вот мы с ним и занялись проверкой накатанных приспособлений. И здесь ЧП: Потапович без меня собрался сделать без помощи других, но допустил наигрубейшую ошибку – не закрепил «матку». Выкинуло шток с сильным хлопком (как взрыв) и жидкость – стеол Глава 3. Испытание войной. Я был в шалаше, выскочил, как безумный, к орудиям. Потапович стоял, что покойник, качая головой. Я его не наказал. Стеол достал. Повреждений не было, и мы уже вдвоем проверили все четыре орудия.

2-ое ЧП чуть ли не стоило жизни. После ночного дежурства я отдыхал в шалаше. Пришел командир взвода управления Глава 3. Испытание войной мл. лейтенант Николай (фамилию не могу вспомнить) и предложил почистить пистолеты. Я сел на дубовый пенек, который служил мне подушкой, расстелил плащ-накидку, выкинул обойму из ручки пистолета, потом выкинул обойму из кобуры и достал шомпол, а Николай выкинул только обойму из кобуры, поставил пистолет на взвод и надавил Глава 3. Испытание войной спусковой крючок – раздался выстрел. Он посиживал против меня так, что ствол был ориентирован в мою сторону. Я чуток передохнул и увидел, что Николай опять надавливает на крючок спуска. Рукою наотмашь выбил я у него из руки пистолет. Он опешил, а позже стали разбираться: обойма была в его пистолете. Разбираемся, куда Глава 3. Испытание войной же ушла пуля. У него оказалось простреленным голенище, штаны и ссадина на кости ноги, ну а у меня пуля пробила штаны под мошонкой и ушла в пенек. Я его немножко не стукнул по лицу. Сходу после ЧП с пистолетами последовала команда сдать пистолеты. Заместо их получили автоматы Глава 3. Испытание войной “ППШ” и два диска патронов.

Вечерком, на поверке, начальник штаба полка объявил, что в итоге безграмотного воззвания с пистолетами один из командиров ненамеренно выстрелил и ранил собственного дружка. Пуля разбила мочевой пузырь. Раненный погиб, а его дружка- «убийцу» разжаловали до рядового с отправкой на фронт...

Кое-где уже сначала июля Глава 3. Испытание войной мы сделали передислокацию: оставили рощу Репица и переместились км за пять-шесть. Основались в пологой части оврага, заросшего великими дубами. Но вечерком нас опять погнали в рощу. Я до настоящего времени не знаю, чем это было вызвано. Принципиально то, что последующей ночкой немцы ожесточенно бомбардировали дубовую рощу. После Глава 3. Испытание войной бомбежки я был в той роще – там фактически от дубов ничего не осталось, жутко было глядеть.

Предчувствие давало подсказку, что уже мало времени нам здесь оставаться. Были проведены учения в составе дивизии. Мы оборонялись. Батарея получила 27 боевых снарядов (22 гранаты, при этом выпуска 1916 г., и 5 шрапнелей). Провели боевые стрельбы. Стреляющим был Глава 3. Испытание войной командир батареи лейтенант Карналкж, а старшим на батарее был я. После неполной пристрелки комбат скомандовал стрельбу на поражение и очень успешно – щиты были все разбиты. По 2-ой группе щитов фактически без пристрелки стукнули шрапнелью так успешно, что даже для нас самих это было неясно. На ученьях был генерал Глава 3. Испытание войной-майор В.И.Чуйков. После стрельб батарея была построена на боевой позиции. В.И.Чуйков поблагодарил артиллеристов за хорошую стрельбу, а комбату и мне вынес личные благодарности. Комбату он произнес приблизительно так: «Лейтенант, а ты оказывается живописец. Молодец, когда необходимо – художничай!» Дело-то в том, что по уставу по Глава 3. Испытание войной цели необходимо было сделать полную пристрелку, а комбат ее уменьшил и перебежал на поражение в виду того, что снарядов-то было не достаточно. Ну а фаворитов не судят. А у меня Чуйков спросил: «Что же вышло с одним орудием?» Ответил, что наводчику попала в глаз соринка. Глаз слезился, и Глава 3. Испытание войной, когда он делал отметку по точке наводки, допустил некорректность в одно деление угломера. Снаряды этого орудия взорвались несколько в стороне. Вот и такое было.

Я, как и в прошедший раз с пистолетом, а на этот раз с автоматом – в овраг. Снова по носовому платку одиночный выстрел. Успешно. 2-ой и 3-ий Глава 3. Испытание войной тоже. Ставлю тумблер на «очередь» – только одиночный выстрел. Автоматы, как я вызнал, получали прямо со сборочного сборочного потока. У их ложа из березы не зачищена, ничем не протерта. Вот и занялся доводить автомат до разума. У оружейников выпросил кусок надфиля и шкурки, зачищал в затворной камере до блеска, потом стеклом обгладил Глава 3. Испытание войной ложу, промаслил. Вот сейчас автомат стал прогуляться на автомат. Опять иду в овраг, опять испытываю автомат. На этот раз все встало на свое место, и автомат отдал мне возможность произвести очередь в 15 пуль. Орудие стало надежным.

Начались томные бои под Воронежем, – это практически рядом. И вот вечерком тревога Глава 3. Испытание войной. Свертываем все и движемся на станцию. А там уже стоит состав. Грузимся стремительно. Прощай, роща Репица. Мы кое-где необходимы. Сначала было не понятно, куда мы едем. Но вот мы попали в Пичуринск. Означает, едем на восток, а не в Воронеж.

Не помню заглавие станции. Но она маленькая Глава 3. Испытание войной – три пути. Ее ночкой немцы разбили. На станции было два человеческих состава, а посреди – состав с боеприпасами. Мы ехали через станцию черепашьим шагом. Кладбище вагонов, платформ. Лоскутья обмундирования висели на обломанных деревьях. Кошмар. Гипотезы и гипотезы: куда нас везут? Вот и Саратов на Волге. Едем по мосту через Волгу. Либо опять Глава 3. Испытание войной в Сибирь?

Позже прошел слух, что едем в Астрахань, а там на пароход – и в Иран на замену кадровой дивизии. А мы же рвались на фронт.

Но вот станция Красноватый Кут. Повернули на юг, на Астрахань. Местность невеселая, нагие степи, шары перекати-поля. Глазу не за что зацепиться Глава 3. Испытание войной. Ехали практически без остановок. Но вот станция Баскунчак. Со школьной скамьи мы знали соленые озера Эльтон и Баскунчак. Эшелон тормознул. Стоим, стоим... Потом тронулись, и я по карте установил, что мы поехали на запад, а не на юг. Впереди по карте км в 30-50 была станция Владимировка. Так оно Глава 3. Испытание войной и есть. Остановка, мы выгружаемся, солнечный денек, жара. Движемся поперек Владимировки к Ахтубе. Кругом нас сад, огород. Невольно гласили: «Если есть на земле рай, то это Владимировка».

Ахтуба узкая, но на ней стояло несколько «посудин», и в том числе двухпалубный белый пассажирский пароход «Климентий Ворошилов». Вещественную часть погрузили Глава 3. Испытание войной на одну баржу, а людей – на пароход. Гудок, и мы поплыли ввысь по Ахтубе. Тут мы узнали, что немцы прорвали фронт на Донце и развернули пришествие на Кавказ и Сталинград.

Походная кухня была на барже, а потому для кормления людей пароход пришвартовывался к барже. Итак вот во время таковой Глава 3. Испытание войной стоянки решили искупаться. Мой комбат тоже плюхнулся в воду. Он совершенно не поразмыслил о последствиях ранения. Как он оказался в воде, у него судорога скрутила ногу, он захлебнулся и начал тонуть. Санитарка, его любовница, разбежалась по палубе и нырнула, а мы еще сапоги снимали. Подплыла, выхватила его из воды и – к Глава 3. Испытание войной пароходу. Здесь их подняли. Откачали мужчины.

Далее без особенных приключений подошли к Сталинграду. Двигались ввысь к повороту Волги. Уже вечерком причалили к берегу. Началась выгрузка вещественной части. И вдруг тревога, завыли сирены. 1-ый налет германской авиации на Сталинград. Захлопали зенитки. Шло три девятки «юнкеров». Огнь зениток был так Глава 3. Испытание войной сильным, что фактически немцы на город практически не скинули бомб, а утратили 6 либо семь самолетов.

В это время в верхней Волге подошли четыре огромных буксира, которые привели по четыре баржи. Со стороны городка спускалась бортовая машина, из которой на ходу прыгали автоматчики и становились повдоль дороги по обе Глава 3. Испытание войной стороны. С барж потянулись одна за одной военные машины «Студебекер» с некий рамой, закрытой брезентом. За ним шла бортовая машина («ЗИЛ» либо «Студебекер») с кузовом, закрытым брезентом. Что же все-таки это такое? Наконец я услышал слово «катюши». А все они шли и шли – ведь 16 барж. А у меня вышел казус Глава 3. Испытание войной. Походная кухня свернула с дороги в город в одну сторону, а орудия свернули в другую сторону. Комбат отдал команду подкармливать людей ужином. Я сунулся проскочить улицу в город, по которой шли «катюши» – не вышло. Просто меня повернули кругом патрульные. Вот так. Машины шли часа три. После чего Глава 3. Испытание войной патрулей сняли и занялись ужином.

Ночкой шли по тревожно спящему Сталинграду. Город был защищен. К рассвету мы оказались на возвышенности на окраине городка. Остановка. Наступал ясный солнечный денек. Завтракаем. Я в бинокль разглядел аэродром, который был ниже. Высчитал 71 самолет. Каких только их не было: «Ньюпора» времен штатской войны, У-2, ТБ Глава 3. Испытание войной-3, а вот боевых-то самолетов было около 10-ка. Это были тупоносые машины времен испанской войны.

Из городка потянулась колонна «катюш». Они шли рядом с нами, так что мы их рассматривали. Можно было их сосчитать. Всего машин было больше 300.

Вот это сила! Они прошли, осталась полоса пыли. Команда: «Строиться!» и Глава 3. Испытание войной «Шагом марш!». Мы тронулись достаточно бодро. Идем по следу «катюш». Невеселая нагая степь. Скоро солнце стало палить беспощадно. Пить и пить... А что пить? Нет колодцев, ручьев и речушек... Развилка дорог: «катюши» ушли к северу, а мы повернули на запад.

Ночевали в степи. Спали как убитые. Часовые и те Глава 3. Испытание войной спали стоя, делая упор на винтовку. Опять топаем. В каком-то поселке осушили все колодцы.

Вечерком подошли к городку Калач. Сперва утолили жажду. На окраинах Калача была устроена оборона: окопы, траншеи, ходы сообщения. Но Калач-то на левом берегу Дона, а это маленький сберегал. С правого высочайшего берега он будет просматриваться Глава 3. Испытание войной и простреливаться. Какое-то замешательство, а позже опять команда «стройся». Движемся в сторону переправы. Уже мрачно. На юге темнает очень стремительно и ночи очень черные. Жд мост еще стоял, но был заминирован. Переправа состояла из маленьких барж, на их были квадратные древесные брусья . Деньком баржи стояли в яриках Глава 3. Испытание войной, а вечерком катерами их ставили в одну линию на якоря, укладывали брусья. Вот и переправа готова. С утра переправу разбирали и разводили по местам стоянки.

По переправе все передвигались бегом. Необходимо было за маленькую ночь переправить людей, вещественную часть, боеприпасы, горючее и т.д. для целой армии.

Итак, переправа Глава 3. Испытание войной сзади. Движемся повдоль берега Дона до широкого оврага и по нему выходим на крутой правый сберегал Дона. Рассветало. Куда не посмотришь, всюду люди, машины, повозки...

И вот на небе возникает странноватый самолет с 2-мя стабилизаторами. Чей самолет, мы не знали. Он направляется в район переправы, и здесь Глава 3. Испытание войной по нему ударяет зенитное орудие. Несколько неточных разрывов – и самолет уходит от переправы, делает большой круг и идет в нашу сторону. А незадолго ранее из колонны бойцов отделили двое, пробежали метров 15. И там был окоп для стрельбы из «Максима» по воздушным целям. Одно мгновение – и станок уже стоял на колесе Глава 3. Испытание войной, другой боец прикрепил ствол пулемета и кликнул: «Ставь бронебойно-зажигательные». Лента уже в затворе, и 1-ый номер готов к стрельбе. Самолет в это время приближался к нам и снижался (он, видимо, возжелал российского мяса), и пулеметчик поймал момент, когда самолет оказался в створе стрельбы. Прогремела маленькая очередь (позже сосчитали гильзы, их Глава 3. Испытание войной было семь штук), самолет как-то «сел» метров на 50, начал накреняться набок и воткнулся носом в землю под холм. Только два хвоста торчат. Ой, что здесь творилось, просто кошмар! Люд бежал к самолету и орал ура. Я туда не бегал, народу было очень густо. Позже слышал, что Глава 3. Испытание войной в самолете было четыре человека, какой-то из них – полковник генштаба.

Около нас развернулась другая картина. Кто-то орал: «Кто стрелял? Кто стрелял?». Мы узрели мл. лейтенанта и указали на пулеметчиков. Он к ним подбежал, обоих за шиворот и вон из окопа. Потащил он их по склону книзу Глава 3. Испытание войной, там стояла легковушка, в какой посиживал генерал Лопатин – командир 147 дивизии (наша соседка на фронте справа. Она формировалась в Кукморе, так что там было прилично вятичей). Итак вот он снял свои два ордена «Красной звезды» и... одарил пулеметчиков.

Равномерно восстановился порядок, и колонны пошли на запад. Где-то сворачивали некие подразделения Глава 3. Испытание войной. Не было танков. Прошла девятка «юнкерсов» в сторону переправы, и мы услышали разрывы бомб. Шли целый денек. Жара, все потные. К вечеру пришли на разъезд Дмитровска. Он маленькой, рассредоточились по поселку. Сперва по пояс обмылись. Фруктов в садах – горы. Слышны звуки канонады. Узнали, что 1-й батальон нашего полка побывал Глава 3. Испытание войной во встречном бою и понес значительные утраты.

Стало ясно, что завтра мы вступим в бой. Свершиться то, к чему мы готовились. Спали в саду на земле мертвецким сном.

Итак, 25 июля 1942 года.

Утро. Денек будет ясный и горячий. Провели завтрак. Запрягли жеребцов. Строимся в колонну для марша. Комбат уехал Глава 3. Испытание войной в штаб полка. Скоро он возвратился, и я получил 1-ый боевой приказ выдвинуться с батареей в район рощи км в 2,5. Азимут основного направления стрельбы. Веер реального поражения.

Просмотрел по карте маршрут движения, и батарея тронулась за мной. Часть людей взвода управления взял комбат и двинулся на НП, который наметил рядом с НП Глава 3. Испытание войной командира 2-го батальона. Движемся по пойме реки Чир к броду через реку. Переехали через Чир и берегом проехали ввысь по течению в хутор. Там домов (мазанок) штук семь. Поперек улицы – овражек, а над ним – маленькой мостик. Проверил его надежность, и батарея переехала по нему. Сделали остановку Глава 3. Испытание войной. Рассредоточились под деревьями. Я ждал 2-ой приказ комбата, но его не было. Командир второго взвода мне доложил, что у третьего орудия престало вертеться колесо, и он орудие поставил под мостик и вызвал орудийного мастера. В это время со стороны фронта по проселочной дороге показалась колонна. Во главе колонны шло три танка Глава 3. Испытание войной, за ними малость пехоты и до 10-ка орудий. Когда они подошли к улице, я вызнал, что это остатки 600-го полка после боя у станицы Чернышевская. Танки повернули по улице к мостику, а я удалился к деревьям справить нужду в канаве. В этот момент девятка пикировщиков сделала над ними Глава 3. Испытание войной круг, и 1-ый самолет пошел в пике на мост, по которому шел танк. Раздался взрыв. Кто был на броне – сшибло. Танк не пострадал. За первым самолетом пикирует 2-ой, и началась «карусель». Всего они скинули 22 бомбы.

В конце концов пикировщики улетели. Я лежал в канаве на спине и лицезрел смеющиеся Глава 3. Испытание войной лица летчиков. Они спускались чуть ли не до вершин деревьев. Со злобы от собственного бессилия я из автомата сделал несколько очередей, невзирая на то, что был приказ о воспрещении стрельбы из стрелкового орудия по самолетам. Бегу к мосту. Бомба попала в край моста. У меня были убиты 5 человек Глава 3. Испытание войной из расчета орудия, был ранен командир 2-го взвода в колено (разбило чашечку). Кто был на танке, их контузило. Выслал раненого с провождающим на жеребце в медсанбат. Поставил людей копать могилу.

С комиссаром батареи Кобаладзе пошли к походной кухне, а она была в конце хутора. По дороге шли рядом – я Глава 3. Испытание войной был слева от комиссара. Из куреня вышел старик в казацком облачении, взглянул на нас, и я ясно услышал, как казак произнес: «Скоро придут немцы и вас перебьют, большевиков». Комиссар оборотился ко мне и спросил:

– Лимонка есть?

– Есть.

– Дай мне!..

Я не сообразил и протянул ему гранату Ф-1. он выдернул предохранитель и бросил Глава 3. Испытание войной гранату вовнутрь куреня, куда ушел старик. Курень зажегся. Меня всего покоробило. Комиссар ведет войну со стариками...

На кухне я отдал приказ, когда готовить обед и куда ехать, и возвратился к мостику. Неподалеку от моста была вырыта могила. Убитые лежали рядом. Попрощались, опустили убитых в могилу, завалили Глава 3. Испытание войной. Отыскали како-то столбик. Поставили его. Дали салют прощальный. Все мы уже понесли первую утрату.

От комбата нет ничего. Вытягиваемся в колонну, и равномерно по той же дороге, по которой шли остатки 600-го полка, стали подниматься на взгорье. Потом развилка дороги. Идем по левой стороне. Справа прямо на поле стоит 152 мм Глава 3. Испытание войной гаубица-пушка, замаскированная плащ-палатками. Впереди нас приблизительно в километре в сторону Чира тянется увал. Там идут бои. Автоматная стрельба, рвутся мины. Я на жеребце был впереди. Командир 1-го взвода рядом. Вдруг вой над нами и чуток сзади нас разорвались четыре мины. Кричу: «Стой!» Подтягиваю оставшихся. Я знал Глава 3. Испытание войной, что немцы увидели перелет и уменьшат прицел. Опять вой приближающихся мин – они разорвались, как я и ждал впереди. Ору что есть силы: «Вперед! Стремительно!» Гоним жеребцов и опять уходим из вилки, и так четыре раза. А позже мы стали спускать к оврагу, и немцы нас утратили из вида. Спускаемся Глава 3. Испытание войной по пологой части оврага, придерживая орудия. Появились промоины, и вот в них-то и расположили свои орудия. А рощица, которую мне на карте показал комбат, видимо, издавна отдала приказ длительно жить. Я взглянул на карту, которая у меня была, и прочел: «Год пополнения съемки 1937». Вот это да! Набросили на Глава 3. Испытание войной орудия маскировочные сетки. Избрал точку наводки и подбросил веер реального поражения. Бойцы копают щели. Бой впереди идет и идет. Другой раз пули проносятся и над нами. Вдруг я увидел бегущего по направлению к нам человека. Я сначала принял его за посыльного от комбата., но в бинокль рассмотрел в руке Глава 3. Испытание войной у него пистолет. Он все поближе и поближе. Тормознул и заорал:

– Кто тут старший?

– Старший на батарее лейтенант Сергеев Александр Иванович.

– Открывай немедля огнь, там наши погибают...

– Батарея на закрытых позициях, связи с НП не получил, ожидаю.

– Если не откроешь огнь, расстреляю! – заорал капитан. Дело совершенно дрянь, потому Глава 3. Испытание войной что автомат у меня за спиной, и он с выстрелом из пистолета меня обгонит. Что делать? Я спрашиваю его:

–У вас карта есть?

Он достал планшетку, а я этим пользовался, передернул автомат для стрельбы с животика. Он сообразил, что в случае чего я его опережу, ну и командир взвода Глава 3. Испытание войной с пятью бойцами подошли. Капитан будто бы протрезвел. Он развернул карту, а я продолжил:

– Рисуй, где край наступающих германцев, а где наши?

Он достаточно стремительно нарисовал. Я ему произнес, чтоб он подписал карту: кто он, чин, звание и время.

Даю команду «к бою». Сам готовлю данные для стрельбы. Наконец Глава 3. Испытание войной я рассчитал поворот от точки наводки и прицел, и когда уже желал дать команду к прицелу, добавил 200 метров. Все готово. Подаю команду по стрельбе очередью по четыре снаряда, взрыватель осколочный. Орудия заряжены, взмах руки: «Огонь!» Отстреляли стремительно. Через 5 минут я повторил очередь. Итого батарея выпустила 24 снаряда. А куда они легли, наши снаряды Глава 3. Испытание войной? Этот вопрос меня истязал до вечера. Окапываемся...

Кухня не пришла. Наконец вечереет, а бой все идет. В особенности бушуют автоматы.

Вечереет. Наконец бой затихает, и с высоты потянулись группы боец. Вели и несли раненных и убитых. Я тоже отдал команду, и мы начали вытаскивать орудия к дороге. Следуем назад Глава 3. Испытание войной в Дмитровку. Уже темнело, и здесь я повстречал собственного комбата. Обнялись. Я ему доложил всю обстановку. Дошли до могилки, поклонились. От него вызнал, что мои снаряды разорвались на нейтральной полосе, но прихватило и германцев, в особенности 2-ой очередью. Как ношу с плеч скинул. Он не мог связаться, так Глава 3. Испытание войной как не могли пройти полосу, которую немцы держали под непрерывным обстрелом. Комбату сказал о храбрости нашего комиссара. Он матюгнулся и спросил, где позже был комиссар. Я произнес, что, видимо, на кухне. С батареей его не было. Покормили ужином и на марш. Растянулись повдоль улицы и пошли к броду Глава 3. Испытание войной через Чир. Перебежали, топаем в Суровикино, а там по мосту снова же на правый сберегал Чира. Шли берегом, а позже по оврагу, поднялись в гору, а там с километр шли с маленьким подъемом и вышли к верхушке огромного оврага, который приблизительно через 1,5 км выходил к Чиру меж Суровикино и Дмитровкой.

От Глава 3. Испытание войной вялости валился на землю. Выставил охранение и спать. Отлично, что было тепло. Итак, 1-ый денек боя прошел непринципиально, но кое-чему обучил. Не напрасно говориться: «Солдатами не появляются, а становятся!»

Походная кухня осталась на берегу Чира. Еду на передовую доставляли в ранцевых термосах.

26 июля 1942 года.

Работаем, не разгибая Глава 3. Испытание войной спины: роются окопы для орудий, щели, укрытия в овраге для отдыха, убежища, ходы сообщений. Комбат на НП рядом с командным пт командира 2-го батальона. От батареи до НП около 2-ух км. На батарее выстроили веер реального поражения, орудия отметились по точке наводки. Батарея была готова вести огнь. Связь осуществлялась Глава 3. Испытание войной по телефонной полосы. Весь взвод управления был на НП, а у меня на батарее был только один связист-белорус Лёза. Мастер собственного дела. Во 2-ой половине денька получили команду «к бою». Расчеты на местах. Дублирую команды во всю глотку. Команда следует за командой. 1-ое орудие начало пристрелку практически Глава 3. Испытание войной на наибольшей дальности. Комбат снова «художничает», укорачивает пристрелку. Потом следует команда «всем орудиям беглый огнь по три снаряда». Потом команда «отбой, записать цель №1». Я записал – и через бугор, куда мы стреляли. Увидел столб темного дыма. Все батарейцы смотрели и улыбались: была 1-ая, малая пока, победа. Я спросил по телефону Глава 3. Испытание войной комбата:

– Что пылает?

– По-видимому, машина.

– Поздравляю с фуррором!..

До позднего вечера продолжаем земельные работы. Обед и ужин был доставлен практически впору.

Да, фронт батареи был непростой. 1-ое орудие стояло на поле, 2-ое - в верхушке аппендикса оврага и в 40 км от первого, а третье орудие стояло тоже у аппендикса оврага Глава 3. Испытание войной в 120 км от второго орудия.

За денек противник не волновал, и пехота окопалась. А вот бомбовозы по три эскадрильи проходили над Суровикиным в сторону Сталинграда. Назад они ворачивались другим маршрутом.

Я для себя в склоне оврага (практически вертикальная стена) отрыл нишу на глубине 4 метров. Настелил сухой травки, и мое «убежище Глава 3. Испытание войной» было готово.

К ночи были выставлены дозоры, часовые сменялись через час. ночь прошла расслабленно.

27 июля 1942 года.

Денек прошел тихо. Была перестрелка на передовой. Связь с НП была обычная. К вечеру был в штабе полка. Вызнал новость, что в штатном расписании появилась новенькая должность –начальник артиллерии полка. Ему в подчинение Глава 3. Испытание войной была передана наша батарея, батарея 45 мм пушек, батарея 120 мм минометов и рота 82 мм минометов. Познакомился с капитаном, начальником артиллерии полка и от него получил 1-ый приказ: сделать два макета орудий и установить их на левом фланге. Указал место на карте. Я спросил, а где размещены немцы? Он Глава 3. Испытание войной мне показал линию германцев. Я ответил, что самое тяжелое в задачка – отыскать четыре колеса. Повторил приказ и произнес, что завтра все будет выполнено.

Хотя мы стреляли не много, снаряды таяли, а подвозу не было. Командир взвода боепитания не покидал штаб дивизии. Но все было пустыми хлопотами, оставалось меньше и меньше Глава 3. Испытание войной патронов. И здесь приказ №270 Главнокомандующего И.В. Сталина: «Ни шагу назад». Появились заградбатальоны.

28 июля 1942 года.

ЧП. Днем в заграждении выстрел. Бросил туда людей из первого взвода. Скоро они возвратились и привели юного бойца с простреленной рукою (в ладонь – видны ранки от пороха). Клянется, что кто-то в него стрелял, а Глава 3. Испытание войной у самого в обойме патрона не хватает. Доложил в штаб полка. Военно-полевой трибунал. Трибунал был на батарее. Приговор: «К расстрелу». Здесь же у батареи расстреляли парня и здесь же похоронили. Я написал письмо его семье, что их отпрыск пал гибелью храбрых, защищая Родину, и указал, где похоронен Глава 3. Испытание войной. Письмо выслал. 1-ый раз в жизни я солгал. Да, по другому я поступить не мог.

С утра передал приказ на кухню (там были и бойцы взвода боепитания) старшине об изготовлении 2-ух макетов орудий. Денек прошел расслабленно. После обеда, поближе к вечеру, вкупе с командиром 1-го огневого взвода Глава 3. Испытание войной лейтенантом Шергиным разрабатываем план операций по устройству логиных огневых позиций. Было решено ехать на 2-ух повозках, к которым подцепить по логиному орудию. В каждую повозку поставить по ящику гранат Ф-1, в каждой повозке по 5 бойцов (какой-то из них ездовой). На первой повозке (на задке) лейтенант Шергин с автоматом Глава 3. Испытание войной, а на задке 2-ой повозки – я с автоматом. Просмотрели по карте маршрут движения. Шергин отобрал самых надежных бойцов. Поближе к вечеру мы с бойцами перебрались к походной кухне. Макеты были готовы. Привязываем к бричкам и, пока светло, направились в путь-дорогу. Сначала ехали по берегу Чира, потом по склону Глава 3. Испытание войной пологого оврага. Темнает. Вот мы наверху. Противника не видно, ну и наших тоже. Ориентируемся, проезжаем метров 500. Делаем грубую трассировку орудийного окопа, траншей. Установили макеты, набросили кусочки сеток и набросали травки. Все. Затемнало на сто процентов. В сторону наших позиций еще ранее присмотрели дорогу и вот мы по ней едем. Жеребцы бегут Глава 3. Испытание войной трусцой. В каждой упряжке четыре жеребца. Проехали минут 15-20, уже стало уплывать куда-то чувство угрозы, и вдруг слышим: «Хальт!» Кое-где рядом с повозкой. Я кричу: «Огонь!» – и отдал очередь из автомата. По-моему, я его расстрелял. Что началось! Кошмар, огнь со всех боков. Бойцы кидают гранаты из Глава 3. Испытание войной положения «сидя». Но вот стрельба кое-где сзади продолжилась, но мы уже были не на полосы огня. Вдруг один жеребец у первой повозки свалился. Тормознули, у него оказалось пробитым гортань. Его выпрягли. И опять рысью едем. И так благополучно мы добрались до собственной обороны. Оказалось, что посреди нас Глава 3. Испытание войной нет ни убитых, ни раненных. Спать! Только спать!

Точно не помню дату, но кое-где в эти деньки в соседнюю 147 дивизию, что занимала оборону от нашего правого фланга, через Суровикино и по р. Дабренькая (все это я хоршо просматривал в артбуссоль) прибыло пополнение 1200 человек – бывшие курсанты из Орджоникидзе с уже присвоенными званиями Глава 3. Испытание войной младшего лейтенанта. Перед ними выступил командир дивизии и произнес, приблизительно, последующее: «У меня орудия вам нет, но есть там, –он указал на запад.– Завтра пойдете и возьмете его, а я вам чем могу помогу». Они пришли на фронт, имея на взвод 5 учебных винтовок. Командир дивизии за Глава 3. Испытание войной ночь стянул всю артиллерию дивизии на один участок и днем «сыграл вальс из всех орудий». За пламенным валом курсанты 2-мя цепями ушли вперед. Для германцев это было внезапно, они понесли значимые утраты и отошли км на 6. Это я следил со собственной батареи через артбуссоль. К вечеру возвратилась только половина курсантов, но все Глава 3. Испытание войной с орудием, даже минометы притащили. Ночкой курсантов отвели в тыл, а на полосы окопов осталось только боевое охранение. Днем три эскадрильи пикировщиков там все перепахали. На последующее утро 60 танков рвались через окопы курсантов. Горели, но шли и шли...

Танки продвинулись в тыл до 3-х км, да и Глава 3. Испытание войной там их догоняли курсанты, забирались сзади на танк и лупили бутылки с зажигательной консистенцией над моторной группой. Танк горел. К вечеру я высчитал 39 сожженных танков. А курсантов осталось в строю чуток больше сотки. Вот такая судьба курсантов этого училища. После чего в районе больше не было боевых операций.

Кое Глава 3. Испытание войной-где сходу после этих боев на окраине Суровикино (кстати, этот районный центр Сталинградской области имел большой элеватор, который был заполнен зерном, его наши саперы подорвали, и он горел) была установлена одна 37 мм автоматическая зенитная пушка. Она заряжалась обоймой из 5 снарядов. Стреляла очередью. Расчет пушки стремительно вокруг пушки сделал земельный вал. Ее Глава 3. Испытание войной поставили кое-где к вечеру, а к утру у нее уже было укрытие.

С утра, как по расписанию, ползут по небу два клина бомбардировщиков с полной боевой нагрузкой. От звуков моторов матушка-земля мелко дрожала. Они шли прямо через Суровикино и как раз над этой пушкой Глава 3. Испытание войной. Она отдала очередь – высоко, 2-ая очередь – низковато, 3-я очередь – по второму клину. Есть! Один стервятник взорвался стопроцентно, но самолеты шли близко друг от друга, как на параде (им некоторого было страшатся – нашей авиации там не было), и при разрыве самолета оба его соседа взрывной волной поставило на бок. Это я сам лично Глава 3. Испытание войной следил в бинокль. Приблизительно через час появился «фоккер-вульф» и начал облетать пушку на маленькой высоте. Пушке вал мешал вести огнь, но она все таки сделала несколько залпов, но безуспешно. Кое-где через час в воздухе три «мессершмидта» сделали круг над пушкой кое-где на высоте более 2-ух Глава 3. Испытание войной км, потом ведущий пошел в пике на пушку. Он ведет огнь – пушка лупит очередь за очередью в упор. «Мессер» перед землей ушел в пике и брякнулся на землю около огорода у усадьбы. 2-ой и 3-ий «мессеры» вышли из пике на высоте и ушли не солоно хлебавши.

Вот это фортуна Глава 3. Испытание войной: практически за два часа сбито два самолета. Позже, видимо, 1 августа, я был у сбитого «мессера». Он стоял «на пузе» около угла огорода из жердей. Пропеллер был погнут, одно крыло было обломано см на 50 об дубовый столбик изгороди. Щитка у летчика нет, он сбит снарядом, и у летчика Глава 3. Испытание войной нет головы. Часы на приборной доске шли.

Отдохнул. Проверил батарею. Будто бы все в порядке. Погода стоит горячая, на небе ни облачка. Кое-где после обеда следует команда «к бою». Дублирую. Расчеты на местах, маскировочные сетки открыты. «По германской колонне гранатой, взрыватель осколочный... Первому орудию один снаряд. Огнь!» Следует Глава 3. Испытание войной выстрел, потом корректировка, и уже всем трем орудиям по два снаряда – беглый огнь. Отстрелялись. Следует маленькой поворот и еще по четыре снаряда – беглый огнь! Потом следует команда «отбой». Спросил комбата: «Кого угощали?» Он произнес, что, видимо, роту велосипедистов. Колес было в возудхе, что у неплохого жонглера в цирке.


glava-3-ideya-kak-zarabotat-celoe-sostoyanie.html
glava-3-implicitnaya-strategiya-ubezhdeniya-pri-sozdanii-obraza-dmitriya-medvedeva-v-rossijskoj-gazete.html
glava-3-individualnoe-zadanie.html