Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава

Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава

Все таки Данилов подозревал, что дело не только лишь в ЭМИ. Только законченный самоубийца мог ездить по дорогам в эти деньки. Даже если очень повезет, уедешь не далее первой засады либо первого поста, что практически то же самое. Как сейчас отличить служащих органов, пусть даже и бывших, от бандитов, напяливших форму Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава?

Очень уж отменная приманка - передвигающаяся цель, ведь по логике вещей у человека на колесах должно быть нечто такое, чем можно поживиться. Это ранее от тех же ребят с полосатыми жезлами можно было отвертеться малой мздой; сейчас им могла понравиться твоя машина, твои вещи, продукты и даже твоя супруга либо дочь Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава.

Менты, рэкетиры и дезертиры, просто лихие люди из придорожных селений, раздобывшие винтари, а то и автоматы. 'Тяжело в деревне без нагана'. Кто помешает им использовать право сильного?

Данилов вспомнил, как сам вчера чуть не влетел. Он тогда путешествовал один, и так случилось, что первым признаком цивилизации Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава на его пути стал блокпост, оборудованный на бывшем стационарном посту дорожной инспекции.

Дорога была перегорожена бетонными надолбами, сужавшими ее до одной полосы. Шлагбаум опущен. Мощный, металлический - протаранишь разве что на грузовике, ну и то шофер расшибет голову практически наверняка. Рядом на обочине стоял зеленый 'УАЗ'.

Ранее варианта Саша не раз Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава лицезрел похожие заграждения, но они все были брошены. А на этом имелись люди. Приглядевшись, юноша увидел посреди пожухшей зелени движение фигур в камуфляже. Вобщем, нет. Некие были очевидно в штатском.

Пост был распложен с разумом - за крутым поворотом дороги, прикрытый от взглядов водителей зеленоватыми насаждениями по ее краям. Если б Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава Данилов ехал на машине, то ему не миновать бы встречи с ними, но пеший мог обойти их с хоть какой стороны и не страшиться быть увиденным - вокруг были довольно густые заросли.

Что-то тут очевидно было не так. До него долетала разухабистая музыка, знакомое 'умца-умца-умца', только слова Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава непонятные, как будто на незнакомом языке. Ну и движения людей были очень резкими, расхлябанными. Что еще за карнавал? Кое-где рядом готовился шашлык, и ветер доносил до Александра замечательный запах жарящегося мяса, от которого у него сходу свело желудок. Это что, по уставу сейчас можно? Не покидая убежища, Данилов Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава повнимательней присмотрелся к силуэтам и увидел чуток поодаль от их несколько дамских. Чем далее, тем страньше.

Может, стоит подойти и спросить, как пройти к эвакопункту либо лагерю временного размещения? Разум гласил, что это будет самым логичным решением. Все-же это представители власти, и они должны знать дорогу.

Но Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава инстинкт рекомендовал обойти их стороной. Да, прошло всего некоторое количество дней. Как бы для разложения обычного подразделения необходимо больше времени, и дисциплина не могла ослабеть так стремительно. Но береженого Бог сберегает.

В один момент сзади послышался шум подъезжающего автомобиля, белоснежные галогенные фары мазнули по спящей роще. Не растрачивая времени на Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава раздумья, Данилов нырнул в 'зеленку'.

Люди на посту засекли машину еще ранее и приметно ожили. Посторонние стремительно скрылись с глаз, музыка замолкла, и через полминуты блокпост смотрелся полностью цивильно, как будто ожидал начальство с инспекцией. Мангал был дальновидно размещен так, что узреть его с дороги было нереально Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава.

Четыре стали около заграждения, в 30 метрах от скрывавшегося в кустиках наблюдающего. На взор дилетанта Данилова, к их внешнему облику нельзя было придраться. Автоматы покоились на ремнях; у того, кто стоял поближе всех, можно было рассмотреть фуражку на голове.

Небольшой грузовичок 'Митсубиши' несся на полном ходу, еле успев затормозить перед шлагбаумом. К Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава нему вразвалочку направился тот человек, на котором достаточно криво посиживала фуражка - видимо старший. Либо старшой? Другие заняли места чуток в стороне.

Последовал лаконичный разговор через стекло, очевидно окончившийся приказом выйти из машины. Шофер подчинился, и только он захлопнул за собой дверь, как его схватили под белы руки и куда-то Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава повели, не обращая внимания на протестующие возгласы.

Они пропали за гаишной будкой. Командир помахал тому, кто посиживал в ней, похоже, требуя открыть шлагбаум. Когда тот начал подниматься, старшой занял место в кабине и перегнал грузовик на другую сторону, скрывшись из виду - не только лишь для Саши, да Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава и для тех, кто приедет по дороге следом.

В этот момент до него долетел истошный вопль. Потом очередной, уже слабее. И 3-ий, в один момент оборвавшийся. Далее была только тишь.

Так подойти к ним? Нет уж, он как-нибудь сам управится. Данилов всегда смущался спрашивать дорогу, но сейчас Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава дело было в другом. Он далековато не был уверен в том, что задержанного водителя отпустили после проверки документов. Александр привык доверять собственной интуиции.

Может, он становился параноиком, но в этом необычном пире во время чумы ему чудилась угроза. Юноша предпочел обойти поляну десятой дорогой, оставаясь в тени деревьев.

Глава 6. Лагерь

Он уже не Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава веровал, что это когда-нибудь случится, но они пришли. Данилов поднял глаза от земли и поглядел туда, куда были устремлены взоры тыщ и тыщ. На щите поверх рекламы прибыльного тарифа сотовой связи светящейся краской было намалевано: 'Коченево. Лагерь временного размещения - 5 км'.

Последние километры пути Александр прошагал Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава играючи. Его душа ликовала. Сейчас, уверял он себя, ему ничто не грозит. Его накормят, о нем позаботятся. Вроде бы то ни было, худшее сзади.

На окраине городка им повстречался очередной блокпост, но если от предшествующего за милю несло анархией, то тут еще чувствовалась дисциплина. За бруствером из мешков с песком Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава расположились шестеро. Даже семеро, если считать тоскующую овчарку на поводке. Саша не колебался, что ее скуку как рукою снимет команда бойца-кинолога. В направлении дороги смотрели стволы по последней мере 2-ух пулеметов.

Тут не останавливали никого, не считая тех, кто был вооружен. Этих в категоричной форме уверяли бросить свои Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава ружья и пистолеты, получив взамен расписку. Как ни удивительно, возражений не появлялось. Сам вид людей, обличенных властью, действовал на массу успокаивающе.

Прямо на заезде в лагерь, который присосался к городку как нарост, путников ожидала еще одна преграда. Здесь было всего пятеро - четыре грозного вида бойцов в камуфляже без символов различия Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава и один плотный мужик в очках, которого Данилов принял за доктора либо санитара. Лица всех троих были защищены марлевыми повязками. И очередной пулемет.

Корректно, но твердо они разделяли бредущих по дороге на три потока. Александру пригодилось минут 10, до того как он сообразил, по какому принципу.

Только дам с грудными Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава детками, также травмированных и обожженных людей пропускали в лагерь. Большая часть высылали далее - в сам маленький городок, который, похоже, стал ничем другим, как его филиалом.

Тех, кто был совершенно плох: тяжелораненых, людей с очевидными признаками лучевой заболевания и заразных болезней, высылали вправо. В карантин. Там, на огороженном Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава сеткой-рабицей пустыре площадью с гектар томились уже человек 100, сидя на нагой земле либо расхаживая взад-вперед с видом пронзительной обреченности.

Данилов лицезрел, как мужик с забинтованным лицом, в измочаленном костюмчике, но при галстуке, подошел впритирку к забору и через неплотные звенья сетки вполголоса переговаривался с дамой, оставшейся по Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава другую сторону. Юноша был только рад, что не может созидать выражения их лиц. Ему хватало своей горечи и тоски.

Бухенвальд. Заксенхаузен... Сцена вызвала у Саши ассоциации с ними, хотя он знал, что и сам смахивает на арестанта этих учреждений.

Но не похоже было, что кого-либо держали здесь силой. У Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава ворот огороженной площадки маячили двое автоматчиков, но, судя по их поведению, они охраняли находящихся снутри, от тех, кто мог грозить им снаружи. И в этом был смысл. То, что посреди беженцев хватало всякой сволочи, Александр знал по собственному опыту.

Так что это, медсанчасть? Гетто? Лепрозорий?

Рядом, дополняя наизловещую картину Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, фырчал мотором заляпанный грязюкой грузовик без номеров, смысл которых сейчас отпал. Когда подошли рабочие и начали стремительно выгружать из него тюки, богатое воображение Александра получило дополнительную еду.

Но это оказались всего только плотно упакованные брезентовые палатки. Огромное количество палаток. За те полчаса, пока юноша стоял в очереди к пропускному пт Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, на огороженном участке вырос целый городок. На его очах были собраны и 5 модульных жилищ, каждое из которых могло вместить человек двадцать-тридцать.

Рядом расположилась полевая кухня, недалеко от которой скоро тормознул очередной грузовик. На сероватом борту можно было прочитать: 'Продукты'.

Надпись не околпачила. С машины на землю полетели коробки, которые Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава юноша не перепутал бы ни с чем. Не прошло и 10 минут, как над трубой кухни закурился дымок, а потом пошел таковой удивительный запах, что Данилов чуть ли не захлебнулся слюной. Скоро стукнули в рельс, и над всей площадкой поплыл громкий гул. Но еще ранее к пт жаркого Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава питания со всех боков потянулись изможденные люди с жестяными мисками.

Пища была более чем умеренной - жидкая похлебка, в какой одиноко плавали несколько жиринок, да кусочек темного хлеба. Но за то время, пока в карантине шел обед, Саша уже начал жалеть, что не заработал ни язв, ни волдырей. Нет ничего мучительнее Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, чем следить, как кто-то ест, когда у тебя желудок прилип к спине.

В обратном конце пустыря вертелся экскаватор, но отрывал он наверное выгребную яму, а не братскую могилу. В конце концов подошел и Сашин черед. У него не проверили документы, но придирчиво произвели осмотр лицо и руки, спросили, как Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава себя ощущает, где находился во время атаки, и только после чего пропустили через КПП в город. К огорчению либо к счастью, но его признали на сто процентов здоровым.

Села и деревни, попадавшие в 'зону отчуждения', через которые он прошел на этой неделе, выглядели практически как ранее. Рядовая русская провинция Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава - не очень ухоженная, но не производящая воспоминания заброшенности. Целые стекла, практически не разграбленные магазины, нетронутые бедные дома. Казалось, люди не покинули их навечно, а выглянули на несколько минут - покопаться в огороде либо приобрести буханку хлеба в сельмаге. Разве что высотным коттеджам досталось сильнее, но даже эти акты мародерства казались Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава лихорадочными, как будто совершались в спешке и панике.

1-ое воспоминание от райцентра можно было охарактеризовать 2-мя словами: культурный шок. Такового ему еще созидать не доводилось. Саше показалось, что он очутился в трущобах Индии либо Бангладеш.

Вокруг раскинула свои шатры сотка цыганских таборов. Грязь. Горы мусора, загромождающие тротуары. Вонь - щекочущая Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава ноздри, удушающая. Запах гниющих отбросов, фекалий и живых, но издавна не мытых тел, пропотевших за время долгого марша под ярким и очень горячим солнцем пламенного августа, который только не так давно сменился слякотной осенней хмарью. Специфичный средневековый букет, который сравним только с запахом в вагоне трамвая, когда Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава туда входит полгода не мывшийся бомж. Запах антисанитарии, отчаяния и ужаса. Запах, который пришел с людьми из вымершего городка, где сейчас не осталось даже крыс.

В воздухе пахло и гарью, практически так же, как пахло в лесу на 2-ой денек после удара. Удивительно было чувствовать этот запах тут Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, в стольких километрах от пожарища. Может быть, люди принесли его на собственной одежке и коже.

А может, дело в нем самом, и это ему везде мерещится вонь паленого мяса? Нет, все еще прозаичней. Ему не чудилось - отовсюду вправду тянуло жареным. В воздухе висела атмосфера огромной привокзальной шашлычной. Прямо среди проезжей части Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава люди жгли большие 'пионерские' костры и разводили огнь в стальных бочках и мусорных контейнерах. Александр лицезрел такое исключительно в фильмах типа 'Побег из Нью-Йорка'. На газовых плитках, мангалах, в котелках и в обыденных кастрюлях, поставленных на огнь - везде готовилась пища. Может, по отдельности что-то из этого и Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава могло пахнуть аппетитно, но все совместно создавало одичавшую смесь запахов, от которой хотелось только зажать нос.

В сей день Саше не везло. Практически сразу он натолкнулся на труп. Это был 1-ый увиденный им человек, который умер не от поражающих причин ядерного орудия.

Он висел на фонарном столбе, в паре метров Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава от земли. С первого взора было ясно, что этот человек скончался не от асфиксии и уж точно не от перелома шейных позвонков. Погибал он жутко и медлительно. Даже отсюда были приметны глубочайшие колотые и резаные раны, покрывавшие грудь и животик, а рваные остатки одежки так пропитались Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава кровью, что слиплись. Лица у человека не было. Заместо него синела сплошная гематома.

К истерзанному трупу была прибита гвоздями фанерная табличка с надписью 'Мардер'. Намек яснее ясного. Тут не жаловали любителей присваивать чужое. Нужно иметь это в виду. Но навряд ли это дело рук штатской администрации. Не тот почерк. Если Данилов Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава хоть что-то осознавал в психологии людей, то бедолагу прикончили его же соседушки, на зависть которым он очень плотно успел набить свою кладовую, пока в городке существовал императивный вакуум.

Он нахапал, а они, означает, не успели. Отсюда и праведный гнев. А его припасы они очевидно не сдали в пункт Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава раздачи продовольствия, это уж к гадальщице не ходи. Поначалу, видимо, просили по-хорошему поделиться, потом, когда отказался, скопом линчевали, 'раскулачили', а чтоб постфактум придать экзекуции видимость легитимности - вздернули. Их мотивы понятны. Вопрос в другом. Почему его до сего времени не сняли? Допустим, психологическое воздействие, гарантия от рецидивов Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава. Как пугало на огороде. Но тут же дамы, малыши... Неуж-то за эти деньки все так поменялось?

На улицах было не протолкнуться, Данилову приходилось лавировать в потоках людей как в столичном метро в час пик. Но движение не походило ни на что известное ему. Оно не было обыденным шагом городских жителей Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, спешащих по своим делам, либо стабильным променадом туристов. Это больше всего напоминало суету муравьев в разоренной куче.

Люди не просто прогуливались по тротуарам либо переходили улицы. Они толпились, роились около костров. Целые группы то и дело снимались с насиженных мест и куда-то дружно уносились. В их перемещениях тяжело было Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава рассмотреть признаки логики, если б не один факт: они все шли в одну строну.

Невзирая на вечернее время, во всех близлежащих домах горело всего несколько 10-ов окон. Даже если представить, что этот свет был электронным, происходил он не от городской сети. Мертвы были и уличные фонари, и единственный Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава светофор, попавшийся на Сашином пути. Вобщем, в его работе необходимости не было - уличное движение отсутствовало в принципе. Страшный запах наводил на идея, что и сточная канава отдала приказ длительно жить.

Зато всюду можно было узреть костры, вокруг которых неряшливо одетые люди жили обыкновенной жизнью бескровных изгоев. Они что-то Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава обсуждали вполголоса, готовили еду либо кипятили воду, пили из пластмассовых стаканчиков и дюралевых кружек, а время от времени и прямо из бутылок.

Саша не решался подойти ни к одной из этих компаний. Они выглядели не жестко, но настороженность успела въесться в его сознание. Он никому не доверял.

Ни света Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, ни водопровода, ни канализации... 'Ни цивилизации', - навязывалось продолжение. И здесь ему, в конце концов, на глаза попался 1-ый признак организующего начала.

Патруль. Это не могло быть кое-чем другим. Пятеро парней в камуфляже с автоматами, уверенным шагом меряющие грязный тротуар. Данилов был готов нырнуть в ближний подъезд Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, как он сейчас всегда делал при виде людей с орудием, но поведение других принудило его расслабиться. Никто не пробовал скрыться при их приближении. Раз люд не опасается, означает, это не громилы с большой дороги, а власть, при этом она адекватна и не агрессивна. Во всяком случае, не проявляет свою враждебность Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава вправо и влево, что по сегодняшним временам уникальность. 1-го взора на их довольно, чтоб осознать - это не дезертиры. Он уже лицезрел дезертиров, замечал на их лицах своеобразную печать: 'А пылай все голубым пламенем!'. Наверняка, что-то схожее было у миллионов вчерашних фермеров, возвращавшихся домой с фронта осенью девятьсот семнадцатого Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава года.

У этих таковой отметины не было. Они были дисциплинированны. 'Означает, власть еще имеет над ними власть', - выдал его мозг глуповатый каламбур.

Прямо за пешими стражами порядка показались и моторизированные. Обыденный милицейский 'бобик' медлительно двигался повдоль верениц палаток и костров, время от времени останавливаясь, чтоб дать дорогу праздношатающимся Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава людям. Его фары броским пятном выделялись на фоне неосвещенных многоэтажек.

Но к одинокому путешественнику ни 1-ые, ни 2-ые не показали не энтузиазма. Ободренный, Данилов продолжил разведку местности.

1-ые воспоминания его не околпачили - райцентр находился в плачевном состоянии. Невзирая на остатки мирного прошедшего, он смотрелся жаль и унижено. Казалось, по тихой провинции Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава проехались Мамаевы орды, сметая все на собственном пути. Решетки на окнах магазинов взломаны простым методом - с внедрением троса и тягача. Редчайшие витрины разбиты с остервенением, при этом не избирательно, а все попорядку. Саша знал, что так делали в самом начале, в горячке первых дней после 'часа икс'. Позже Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава даже самые тупые похитители сообразили, что конец света - это серьезно и навечно, и не стали гоняться за шубами и плазменными телевизорами, переключившись на продукты и предметы, нужные для выживания.

Он прошел всего метров триста, но ему уже попались четыре спаленных личных дома. Какой-то из них огнь очевидно Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава уничтожил не так давно - от пепелища еще тянуло дымом. Посреди обломков чернели обугленные балки, похожие на обглоданные костяки.

Многие заборы были разобраны практически наполовину. Похоже, недостаток дров уже отдал о для себя знать. И люди. Всюду. В палатах, разбитых прямо в садах и огородах, и просто в спальных мешках, разобранных на травке Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава... Всюду, куда хватало глаз.

Его внимание было так поглощено зрелищем, что он чуть ли не налетел на небольшую даму, которая отделилась от одной из групп и пошла ему наперехват.

Она заговорила первой, но так тихо, что в уличном шуме он выудил только начало фразы:

- У вас Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава нет...

- Средств нет, извините, - выдал готовый ответ Саша.

- Средств? - удивление изобразилось на ее лице, будто бы он произнес что-то странноватое, но уходить она не собиралась.

Сейчас Данилов поневоле разглядел ее лучше. Тощая и изможденная, она была не похожа на побирушку - мятая, с пятнами грязищи одежка смотрелась не старенькой Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, но затрепанной, будто бы в ней ей пришлось длительно брести по пыльным дорогам. Ее лицо, темное от сажи и потеков косметики, было худеньким, щеки ввалились, под красноватыми слезящимися очами набухли темные мешки. Парню ринулась в глаза покрасневшая кожа и отсутствие бровей. Он лучше других знал, от чего это бывает.

- У меня Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава ничего нет, - скороговоркой повторил Саша и ускорил шаг.

Меньше всего ему хотелось завлекать к для себя внимание. И речь даже не о том, что он нарушил закон - в его ранце брякали чужие, краденые банки, которые он достал из перевернувшейся фуры в пятнадцати километрах от сожженного областного центра Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, в зараженной зоне. Где он сейчас, этот закон? Другое дело, что его очень нередко пробовали раскулачить, чтоб бросить хоть какие-то крохи иллюзий относительно людской благодарности. Так что пусть эта особа катится подобру-поздорову.

Дама разразилась ему в след тем, что могло бы сойти за площадную брань, если б не полное Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава отсутствие чувств. Так произнес бы человек, который ничего другого и не ожидал.

Саша прибавил шагу. Там, где требуют, могут и востребовать. Тогда и уже так просто не отделаешься. На власть он огромных надежд не ложил. Эти даже в наилучшие времена стояли в сторонке и не мешали сильному реализовывать свое Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава право.

Скоро Данилов уже стоял перед безыскусной вывеской 'Продукты' и корил себя за нерасторопность. С первого взора было ясно, что здесь поживиться нечем. Лавка была не просто разграблена. Казалось, ее разнесло племя вандалов. До него тут прошли целые орды беженцев, оставив после себя только нечистоты и мусор.

Дверь сорвана с Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава петель, снутри свободно гуляет ветер. Саша осторожно переступил через порог и оказался в малеханькой торговой точке, какие можно повстречать в городах, куда еще не добрались большие торговые сети гипермаркетов. Либо добрались не так давно и не успели задушить 'мелочь'.

Кассу он возлагал надежды отыскать нетронутой, да Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава и до нее уже добрались. Не все успели привыкнуть, что эти бумажки сейчас не имеют цены. Ну и сам Саша не мог. На полу посреди мусора он увидел пару сотенных купюр, его так и подмывало наклониться за ними. Остаточные явления общества употребления. Но банкноты он все-же засунул в кармашек.

Зато Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава полки его предшественники подмели так, что не осталось и сухарика. Как обычно, кто успел, тот и съел. Зайдя за прилавок, Саша заглянул в подсобку и чуть ли не спотыкнулся о баррикаду смятых картонных коробок. В нос ему стукнул одичавший смрад - сходу стало ясно, что это место превращено Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава в публичный туалет. Но было что-то еще, некий сладковатый душок, слабенький, чуть уловимый, но до боли знакомый. Запах, от которого дурнота подходилда к горлу, а аппетит и смелость пропадали разом.

Ему хотелось развернуться и уйти, но его глаза уже привыкли к полумраку, и он решил окончить начатый осмотр Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава. Саша шел мимо распотрошенных коробок и ящиков, перешагивал через пустые бутылки и упаковки из-под различной снеди. Под ногами хрустела никому не подходящая мелочь вроде телефонных карточек, канцелярской мелочи и сувенирчиков; призывно шелестели маркетинговые буклеты, приглашая приобрести продукты, которые не пригодится людям в ближайшую тыщу лет. Ничего увлекательного. Только источающие Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава зловоние ворохи смятых газет и журналов с вырванными страничками, которые очевидно использовали по предназначению. И труп в трико и майке с проломленной головой.

Покойник лежал на спине, и красный свет наиблежайшего костра, пролившийся через разбитое окно, отдал Саше возможность рассмотреть все. Он увидел багряные провалы там, где должны были быть глаза Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, и дыру в черепе, покрытую запекшейся бурой коркой. Хрящи, подчистую объеденные или крысами, или кем-то еще.

От неожиданности Данилов вздрогнул, но завладел собой практически мгновенно. Он и не такое лицезрел. Поежившись, юноша вышел из магазина и стремительно зашагал в сторону наибольшего скопления людей, у каких Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава он твердо решил выяснить дорогу.

Александр собирался перейти совсем пустую улицу, когда из-за поворота вылетело нечто, двигавшееся так стремительно, что оно стало перед ним смазанным изображением на фото. Он не успел толком ужаснуться - мимо пролетела машина, обдав его запахом гари и бензина. Только когда она скрылась из виду, юноша сообразил Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава, что, не отпрыгни он в последний момент, она могла бы зацепить его крылом. И навряд ли он отвертелся бы ушибами.

Саша еще не пришел в себя, когда прямо за первой по дороге, перестраиваясь из ряда в ряд и лихо объезжая брошенные легковушки, которых в этой части городка Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава было незначительно, пронеслись со скоростью гоночных болидов еще три автомобиля. Их он, стоя на относительно неопасном тротуаре, разглядел еще лучше. Это были джипы, судя по размеру, количеству фар и звучному реву - массивные и дорогие. Они все до самых колес были изгвазданы в водянистой грязищи.

Люд кидался в стороны, и только чудом никто Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава не попал под колеса. Проезжая по лужам, каждый шофер как будто специально давал газу, и брызги веером разлетались вокруг.

Данилов выругался вослед лихачам. Как будто услышав его, на другом конце улицы взвизгнули тормоза, дико заревела резина, сгорающая от трения. Заложив крутой вираж, гонщики ворачивались. Парня ослепил слитный свет шестнадцати Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава галогенных фар, когда четверка всадников апокалипсиса опять пронеслась мимо и пропала в мгле.

Только когда рев моторов стих вдалеке, люди, дальновидно державшиеся на расстоянии от проезжей части, начали ворачиваться к своим делам.

Что это еще за Сумасшедшие Максы?

Через 5 минут, истошно вопя сиреной, примчалась давешняя машина патрульно-постовой Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава службы. Выскочивший из нее мужчина в сероватом камуфляже что-то спросил у семейства в испачканной сажей одежке, расположившегося прямо на обочине со спальными мешками, сумками и коробками. Те в ответ только пожали плечами. Старший патруля повторил вопрос, сейчас бродяге с уродливым ожогом на лице, облюбовавшему уличную лавку Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава. Тот в точности повторил жест. Тогда, выругавшись и махнув рукою, старший заскочил назад в автомобиль. Тот тронулся в верном направлении, но, не доехав даже до конца улицы, затормозил, постоял несколько минут, развернулся и укатил восвояси.

Александр проходил мимо спаленного 3-этажного дома, от которого остались только кирпичные стенки, стояки отопления и Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава печные трубы. Может быть, предпосылкой этого была сигарета, газовый баллон либо головешка, выкатившаяся на палас из буржуйки. Да не много ли что.

Саша перебежал дорогу, приблизился к развалинам и увидел посреди груды металлических батарей и обломков шифера лестницу, уходящую вниз, в подвал. То, что необходимо. Забавно. Культура вот Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава-вот погибнет, а он до сего времени живет под властью идиотических предрассудков - отыскивает публичный туалет в городе-лагере, хотя хоть какому понятно, что практически каждый его житель употребляет для этого кустики либо ближний подъезд.

В подвале было мрачно, что естественно, но совершенно не сыровато. И воздух был не спертым, а полностью Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава применимым для дыхания, и не пахло землей, как обычно бывает в подвальных помещениях. Можно бы было заночевать тут, и ну его к черту этот эвакопункт. Подстелить картонок, тряпья - и вот вам, пожалуйста, кровать.

Ага. И без 5 минут кандидат наук заночует как зловонный бомж. Ну уж нет. Нельзя. Почему? А Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава просто нельзя. Что-то снутри не дает. Придется находить этот пункт, выхода нет.

Он уже желал уходить, когда до его слуха донеслось жалобное поскуливание. Похоже, он был не один. Данилов направил фонарик в далекий угол. Это была малая собачка, угадать начальный цвет которой было нереально. Вся в саже и Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава грязищи, с подпалинами на шерсти, повисшей неухоженными колтунами. Откуда она? Что стало с ее хозяевами?

Данилов издавна предпочитал людской компании общение с животными либо с компьютерами, но никогда в особенности не обожал собак. С ними нужно гулять, ну и места они занимают много. Ему больше нравились кошки. Но он Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава просто не мог пройти минуя. Так осмысленным был взор этой собаки, столько в нем было мучения и невысказанной горечи. Что это - тоска по потерянному владельцу, боль ожогов либо муки голода - юноша не знал, но его сердечко, которое он считал нечутким кусочком льда, заполнила жалость. В этом существе он увидел Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава товарища по несчастью. Схожую душу.

Разум давал подсказку Саше, что не стоит этого делать, пускай для себя лежит. Вдруг она заразительная либо даже бешенная?! Но к разуму он прислушивался нечасто.

- Ну и что мне с тобой делать? - пробормотал Саша, смотря на беспомощную тварь.

При его приближении она Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава не зарычала, как должна была бы, да и не завиляла хвостом, как он всекрете возлагал надежды. Просто посмотрела исподлобья, если это выражение применимо к собакам, не выяснила этого человека и здесь же растеряла энтузиазм к нему.

Это разочаровало парня, но не очень. Она усвоит, что он неплохой - нужно только незначительно расположить Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава ее к для себя. Саша вспомнил, что у него в кармашке залежалась упаковка печенья, вынул одну штуковину и положил на длиннющий осколок шифера, прямо перед умильной рожой. Собака недоверчиво посмотрела на него своими коричневыми очами с зеленоватыми ободками, но от пищи не отказалась, фыркнула и съела все Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава до последней крошки.

Похоже, она не была ранена и уж точно не болела бешенством. Живое создание не проявило никакой злости, когда он позволил для себя погладить его, а позже и поднять на вытянутых руках. Саша ликовал - контакт был налажен. Он уже желал было подобрать песика и аккуратненько высадить в Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава ранец прямо на сложенную наверху одежку, когда в один момент подскочил как от удара током.

Почему так просто спине?..

Ранец! Он же оставил его в магазине!

Чувствуя себя вечно рассеянным героем Пьера Ришара, Данилов бежал вспять, петляя посреди незнакомых дворов в густом как мазут тумане. На сероватом небе бледноватым пятном проглядывало Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава солнце, больше схожее на луну.

К счастью, он успел. Но этот эпизод принудил его снова задуматься, имеет ли он право 'витать в облаках', когда на каждом шагу его поджидают угрозы - и не только лишь в виде отморозка с ножиком. Нужно поменять привычки. Нужно изменяться, пока не поздно.

К вечеру, исходив Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава поселок повдоль и поперек, и все острее чувствуя свое одиночество в этом Вавилоне, Саша совсем утвердился в собственном решении. 'Пожалуй, возьму ее с собой. Вдвоем не так скучновато. К тому же пес будет меня охранять...' - размышлял юноша.

А в последнем случае у него всегда будет под рукою Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава два кило легкоусвояемого... Нет, не нужно так. Друзей не едят. По другому, развивая эту меркантильную идея, можно дойти до того, что лучше иметь под рукою товарища послабей, которого по мере надобности можно будет пустить под ножик и преобразовать не в два, а в 30 - 40 кг незапятнанного мяса.

Что за мысли лезут в Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава голову?

В мгле Саша сбился с пути и забрел на местность какого-то заброшенного завода, откуда длительно и с приключениями выбирался. Он очень разорвал штаны, перелезая через бетонный забор, когда за ним увязалась маленькая, но раздражающая свора кочевых собак. Эти сдружиться с ним уж точно не Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава желали.

Но вот и знакомое пепелище. Осторожно ступая по битому кирпичу, юноша приблизился к подвальной лестнице. Стремительно сбегая по пыльным ступеням, он увидел в углу несколько смятых окурков и пару пустых бутылок из-под 'Жигулевского', но не связал данный факт с другим. С тем, что ранее их здесь не Глава 3. Когда все решают секунды 8 глава было.

В подвальном помещении витал запах дешевеньких сигарет и еще некий дряни, которую Данилов опознал много позднее, вспомнив, что так пахло в его подъезде, после того как там провели вечер местные наркоманы.


glava-3-modeli-i-mehanizmi-setevogo-vzaimodejstviya-obrazovatelnih-uchrezhdenij-organizacij53.html
glava-3-monitoring-riskov-resheniem-soveta-direktorov.html
glava-3-mozgovaya-organizaciya-gnostiko-praksicheskih-funkcij-t-g-vizel-osnovi-nejropsihologii.html